Говорит и показывает Москва: $1 млн на фестиваль российского кино в Иордании

Зачем бизнесмены на Ближнем востоке поддерживают наше кино?

20 июня в московском кинотеатре «Фитиль» — российская премьера документального фильма «Бежать от войны» о сирийских беженцах, который сняла режиссер и продюсер Мария Иванова.

Год назад Мария Иванова  провела первый в современной истории Ливана и России фестиваль российского кино «5 лет за 5 дней».  На 2018 год запланирован  фестиваль российского кино в Иордании. О том, как снимать кино и проводить кинофестивали на Ближнем Востоке, и можно ли там заработать — продюсер Мария Иванова в интервью Forbes Life.

— Мария, в 22 года вы стали  самым молодым продюсером Первого канала. Как оказались в документальном кино?

— В 19 лет я была студенткой журфака и попала на авторское телевидение в программу «Времечко» на ТВЦ. А спустя три года  редактор «Времечка» Михаил Ананьев предложил открыть компанию и снимать авторское кино вместе. Я согласилась, средства на открытие нашей компании «БУТА ФИЛЬМ» дал мой приятель.

Открылись мы в конце весны, первый же фильм сняли за лето — про украинскую актрису Аду Роговцеву. Режиссером и сценаристом был Ананьев, а я выполняла роль исполнительного продюсера. Наш фильм посмотрел режиссер Первого канала Аркадий Коган, ему понравилось, и нам сразу заказали три картины.

Затем я узнала, что российское правительство выделило большие деньги на развитие «5 канала» в Петербурге. С нашим единственным фильмом мы поехали в Питер предложить «5 каналу» развивать документальное кино. Так нам заказали 15 фильмов со средним бюджетом на каждый по $25 000, что было очень неплохо по тем временам.

— Как вы снимали столько материала одновременно?

— Мы привлекли много сторонних авторов. Параллельно работало четыре съемочные группы, в общей сложности — 20 человек. За три месяца мы сняли все 15 фильмов. Следующий заказ от «Пятого канала» — 40 фильмов на $1 млн. Но тут мой партнер, Михаил Ананьев, открыл собственную компанию. Договорился за моей спиной с «Пятым каналом», чтобы контракт полностью переписали на него. Тоже самое он решил проделать и с Первым каналом, но они поступили по-честному — разделили заказ между нами, пополам, предупредив, что если я сниму плохое кино, работать они со мной больше не будут.

 

— Что же вы сделали?

— Решила снимать. Деньги в кредит на год под проценты мне дали знакомые бизнесмены. Я придумала цикл «Советские фетиши»: джинсы, автомобили, дачи и курорты. Подключила известных и талантливых режиссеров и сценаристов. Например, нашим шеф-редактором стал теле и радиоведущий Слава Борецкий. В первом же фильме – о том, как в Советский Союз попали джинсы — мы сняли около двадцати звезд, которые рассказывали  разные истории. Когда в феврале 2007 года я принесла фильм на канал, его купили сразу и заказали еще несколько циклов.

Позже, с 2003 по 2013 годы, я сделала более 70 фильмов для Первого канала, канала Культура, Пятого — в их числе —  «Иосиф Бродский. Разговор с небожителем», «Гарик Сукачев. Всё по-честному», фильм о Владимире Спивакове, Петре Тодоровском и многих других. В частности, программы о детях с ограниченными возможностями «Право на счастье»  (Мария одна воспитывает дочь-аутиста, 8-летнюю Таисию).

Наконец, в 2013 году у меня появился новый бизнес-партнер — мы снимали в Баку кино о Муслиме Магомаеве, и я познакомилась с молодым предпринимателем Насибом Пириевым. Он купил 50% моей компании «БУТА ФИЛЬМ».

И следующие три года мы проработали вместе — сделали 100-дневный фестиваль азербайджанской культуры в Лондоне. В 2014 году наш художественный короткометражный фильм «Последний» или Sonuncu взяли в основной конкурс Каннского кинофестиваля. Фильм объездил около 80 международных кинофестивалей и получил 9 наград.

Мы должны были запустить следующий проект — полнометражный фильм «Город чужих» с режиссером Вадимом Перельманом. Но не успели: из-за проблем с бизнесом в Азербайджане Насибу пришлось покинуть страну, в их компании прошли аресты, а сам Насиб вместе с семьей теперь живет в Европе. На этом наше партнерство и закончилось.

 

— И все-таки при чем тут Ближний восток? Почему вы прошлой осенью провели фестиваль в Бейруте?

— Все началось в Берлине,  где мы вдвоем с оператором снимали часть фильма о сирийских беженцах «Бежать от войны». Встретили 14-летнего Мухаммеда — родители отправили парня в Германию одного из Сирии, рассчитывая на то, что ему удастся подать прошение на воссоединение семьи. Когда в декабре 2015 года мы решили поехать к родителям мальчика в Дамаск, друзья и коллеги крутили у виска, мол, сумасшедшая!

Этот фильм — мой режиссерский дебют, я хотела досконально разобраться в том, почему люди идут на такие риски.

До Сирии мы добрались спокойно, но потом все пошло не так. Сначала нас встретили не те люди, в квартире не оказалось ни электричества,  ни горячей воды. В 20 км от нас стояла ИГИЛ, ночью доносились звуки бомбежки. Мы планировали пробыть в Сирии две недели, но выдержали всего три дня. Я выполнила задачу-минимум – сняла родителей Мухаммеда. А где взять остальные истории про беженцев?

Через интернет нашли телефон «Российского культурного центра» в Бейруте, приехали. Очень помог директор центра, Айрат Ахметов: рассказал про страну, про беженцев, дал нужные контакты. Мы познакомились с послом России в Ливане Александром Засыпкиным, который тоже поддержал проект. В лагере для беженцев в ливанских горах, мы снимали неделю (в конце 2016 года, на кинофестивале «Сталкер» управление по делам беженцев ООН признало фильм «Мухаммед» лучшим кино о проблемах беженцев – ред. Forbes Life). Позже, на рождественском приеме в российском посольстве в Ливане мне предложили сделать что-то совместное для России и Ливана. 2016-й год в России был объявлен годом кино – так и решили сделать кинофестиваль.

 

— На какие средства начали подготовку?

— К этому вопросу я подошла как к съемкам фильма: сначала вкладывала личные деньги, порядка $20000. Настоящий продюсер всегда на первом этапе рискует, рассчитывает свои риски и точно знает, на что он идет.

Параллельно собирала программу, искала спонсоров и партнеров. Нашла исполнительного продюсера Екатерину Пирогову, которая, к слову, и придумала название фестиваля «5 лет за 5 дней». Катя отлично знает французский, помогала мне в Бейруте искать будущих партнеров фестиваля.

На экономической конференции в Бейруте мы сделали презентацию проекта. Заинтересовали нашей идеей российское посольство и министерство культуры Ливана. Так начался поиск денег. Для начала я решила обратиться в МИД. Мне организовали встречу с заместителем министра иностранных дел и советником Президента РФ по Ближнему Востоку Михаилом Богдановым. Когда-то он работал в Ливане, страну хорошо знает и тепло к ней относится. В итоге мой проект получил официальную поддержку от российского МИД.

— У фестиваля было очень много ливанских партнеров. Как они о вас узнали? 

— С помощью посла России в Ливане Александра Засыпкина я познакомилась с советником министра иностранных дел Ливана по России Амалем Абу Зейдом, губернатором Бейрута Зиадом Шбибом, министром туризма Мишелем Фараоном и другими ливанскими партнерами.

За период подготовки я летала в Ливан 12 раз, участвовала в разных мероприятиях, экономических форумах, провела курс по продюсированию в университете, показала российские короткометражки, встречалась с министром экономики, туризма, культуры, с ведущими бизнесменами и политиками. Вела долгие переговоры с банком ВТБ, предлагала партнерство «Союзнефтегазу», пыталась достучаться до Газпрома. В итоге, бюджет я собирала на протяжении 9 месяцев. Ни одной бесполезной встречи не было, но финансирование я получила только от пяти структур.

— Каким получился бюджет?

— В общей сложности бюджет —  $150 000, для  международного формата это очень недорого. На саму организацию ушло порядка $30 000, на промоматериалы — еще $25 000.  Церемонии открытия и закрытия, торжественные ужины и приглашение российского саксфониста обошлись нам в $23 000, гонорары сотрудникам в $18 000. Дороже всего были командировочные расходы – $40 000 за 9 месяцев.

— Ливанская сторона помогла? 

— 60% бюджета — доля ливанцев. С их стороны генеральным партнером выступило представительство Opel в лице Амаля Абу Зейда. Министр туризма Ливана оплатил приезд 16 российских журналистов и организовал для них тур по Ливану. Очень помогли ливанский фонд и его президент Фуад Макзуми, ливанский «Франсабанк» с отделением в Беларуси. Отель Phoenicia предоставил три номера бесплатно и пять со скидкой 50%. Есть и независимый спонсор — ливанец Нидал Хури, живущий 20 лет в России.

— Какие привезли картины?

— Фестивальную программу в Ливане открывал «Ледокол» Николая Хомерики. Продюсер Игорь Толстунов согласился дать нам картину параллельно российскому прокату, за что ему большое спасибо. В итоге ливанцы смотрели фильм в одно и тоже время с русскими зрителями!

Привезли и фильм-катастрофу «Экипаж». Его прокат на ближневосточном рынке состоялся еще летом, но ливанцы были готовы повторить. Из новых фильмов –  документальная «Саламанка» Руслана Федотова и Александры Кулак, «Слушая Бетховена» Гарри Бардина, «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита, «Про любовь» Анны Меликян, «Испытание» Александра Котта, сделали премьеру нашего фильма о сирийских беженцах «Бежать от войны» (20 июня 2017 года в Москве, в кинотеатре «Фитиль», пройдет его премьерный показ – ред.).

Хотели взять и фильм «Дуэлянт», договорились об этом с Александром Роднянским. Сделали перевод на арабский язык, выпустили промопродукцию. Но за неделю до фестиваля продюсер отказался давать нам картину, не объяснив причин.

В общей сложности мы отобрали порядка 12 картин — короткий метр, документальные, анимационные, художественные. За 5 дней к нам пришло более пяти тысяч зрителей, мы получили множество отзывов, публикаций.

— Сроки окупаемости назвать можете? 

— Подобные фестивали — не «про бизнес», о коммерческой окупаемости речь не идет, и наши партнеры это отлично понимают. В случае с ливанским фестивалем – вложенные изначально собственные деньги я не потеряла, благодаря спонсорской поддержке их удалось вернуть. Фильмы нам предоставили  бесплатно, показы в Бейруте тоже бесплатны, поэтому зарабатывать не на чем.

Почему нам помогают? Мне кажется, что европейский житель к Востоку относится с очень большим интересом, а наш первый фестиваль стал первым крупным культурным российским проектом на Ближнем Востоке.

— Что самое главное в организации международного кинофестиваля?

— В начале надо найти правильный подход к партнёрам, не важно – государственная эта структура или частная. Если партнёры не в России, надо, в буквальном смысле, чаще ездить к ним в гости, а не ждать неделями письма или звонка. Крайне важно и правильно подобрать команду. В начале пути продюсер может быть один, но потом, в подготовительный период и на самом фестивале очень важна команда.

В этом я согласна с тем, как работает режиссер Вадим Перельман — он может уволить 80% команды за время подготовки, но в съёмочный процесс он войдет с идеально подобранными людьми.

 

— Есть секреты в подборе программы, площадки?

— Как бы банально это ни звучало, но главное – руководствоваться интересами публики и зрителей. В Ливане я  изучила, что идет в кинотеатрах, что смотрит зритель. Площадки надо брать только лучшие в городе, независимо от стоимости  — найти деньги, как правило, удается всегда.

— Что будет с фестивалем дальше, у него есть будущее? 

— Сейчас работаю над организацией международного трёхдневного фестиваля Human2Human в Иордании. Это гуманитарный проект, который соединит европейское, в том числе российское искусство, музыку и кино. В частности, этой осенью в России выйдет несколько хороших новых фильмов – они и станут частью программы. Говорить о ней подробнее пока рано.

Но у меня уже появился партнер — Саеед Ассири,  представитель туристического бизнеса в Саудовской Аравии. Мы зарегистрировали бренд Human2Human и получили патронаж Министерства туризма Иордании. Бюджет — около $ 1 млн. Планируем провести фестиваль в начале мая 2018 года.

Как и в Ливане, в Иордании не будет билетов — многие фильмы мы получим по бартеру, за рекламу. Гуманитарные проекты на Ближнем Востоке – не про окупаемость, а про репутацию. Но на свой следующий свой проект я точно заработаю.

VIP Предложение